Воспоминания участников войны

Из исторической справки

Как только объявили о войне (это уже было ближе к вечеру 22 июня 1941 года), началась мобилизация машин, лошадей, людей. Были мобилизованы две имеющиеся в колхозе машины, 18-20 лошадей, а людей забирали на фронт ежедневно. Многие мужчины получили мобилизационные листки (повестки) прямо в поле и, не заходя, домой, не попрощавшись с родственниками, ушли на фронт.

Из Рысайкинского сельского Совета ушли в пучину войны более 500 человек, вернулись – 236, погибли в боях за Родину – 256.

Сейчас ветераны Великой Отечественной войны, рысайкинцы, говорят: «Мы шли разбить, мы шли сгореть, иль победить, иль умереть».

В 1967 году в селе Рысайкино был установлен памятник – обелиск в честь погибших воинов, земляков-рысайкинцев. На митинге 9 мая в День Победы состоялось его открытие. Под обелиск была заложена капсула для потомков со списком погибших (236 фамилий). Там написано, что данные могут быть неполными. В последующие годы списки действительно пополнялись. Они хранятся в сельском Совете и  в сельской библиотеке.

В 1985 году к обелиску (в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне) 9 мая установили мраморные плиты с фамилиями погибших в боях с немецко-фашистскими и японскими захватчиками.  Всего 256 фамилий.

Память в сердцах живых, память, высеченная на камне. Это все, что осталось от них. И еще эта сегодняшняя жизнь, за которую они положили свои жизни.

В 1993 году перед новым зданием СДК установлен памятник на средства колхоза «Восход» и на пожертвования граждан Рысайкинского сельского Совета.

Вечная память им, павшим в боях за Родину в 1941 – 1945 гг. 

«Год за годом летят и все дальше от нас 45…

Ветераны войны через марево майских аллей

Вы уходите так, как из жизни уходят солдаты

Вы идете навстречу улыбкам погибших друзей…»

 ТИХОНОВ  ВИТАЛИЙ САВЕЛЬЕВИЧ

В декабре 1942 года был приказ о мобилизации молодежи 1925 года рождения. Из Рысайкина призвали 20 человек. Каждому выделили по подводе, чтобы доехать до военкомата. Девять из них сразу же попали на фронт, в том числе и я.

Три месяца обучался саперному, минерному делу в Пензенской области. А в сентябре – октябре 1943года уже участвовал в сильнейших боях на Сиваше. Здесь я потерял своего земляка Дмитрия Андрикеева. В тот день из нашей роты погибли 18 человек, но тяжелее всего было хоронить земляка. За участие в боях за Сиваш меня наградили  орденом Славы 3-й степени.

… Нужно было достичь цели около города Херсон. Местность простреливается, заминирована, нужна стремительность. В этом успех и спасение. Кроме того, постоянно ракетами освещаются подходы к городу. Страшно было. Умирать никому не хотелось.

Рано утром 12 танков и пушки стали бить по кургану, расчищая нам дорогу. Даже зенитки приспособили.

Приказ мы выполнили. После боя нас направили  на отдых…

И снова – в свою часть под Белозерки. Стал я пулеметчиком. Нелегко было  под Перекопом. На Турецком вале 7 апреля 1944 года начали прорыв, а 10-го уже были в Севастополе.

Армянск особо запомнился. Город переходил из рук в руки несколько раз, его разрушили дотла. Затем на с перебросили в Белоруссию, под Шяуляй.

Участвовал я и в ликвидации Либавской группировки. Сразу тоже не удалось; болота и сильный отпор  со стороны  немцев. Однако снарядов, танков и патронов было у нас в достатке, а злости было больше, так как шли по территории, где немцы ничего живого не оставляли. За прорыв на Дубине получил медаль «За отвагу».

В 1945 году меня ранило. День Победы встретил в военном госпитале… 

КУЗНЕЦОВА ЕЛЕНА ФЕДОРОВНА 

«Мне исполнилось17 лет, когда надела солдатскую форму. Это было в начале войны. Нелегкий фронтовой путь в составе зенитного артиллерийского полка пролег до Варшавы. Хорошо помню, как на окраине Варшавы огнем зениток отбили более десятка атак, не пропустив ни одного танка и фашистов»,

 Немало таких эпизодов вспоминает она. Демобилизовалась. Как были дороги для нее подарки, полученные из рук комиссара полка при расставании. Особенно ситец. Она сшила из него платье и до сих пор хранит его как память.

Рассказывать о себе не любит, говорит, что она была как все.